ОЦЕНКА: ЭПИТАФИЯ? ДИАГНОЗ? РЕЦЕПТ? НАТАЛЬЯ АНАТОЛЬЕВНА ИВАНОВА.

ОЦЕНКА: ЭПИТАФИЯ? ДИАГНОЗ? РЕЦЕПТ?
(ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ РЕЙТИНГОВ. В. ОБУЧЕНИИ И ВОСПИТАНИИ)
ГАЛИНА ФРОЛОВНА СТРАХОВА
директор МОУ «СОШ №11» г. Кемерово
НАТАЛЬЯ АНАТОЛЬЕВНА ИВАНОВА
заместитель директора по УВР МОУ «СОШ №11»

В год Учителя содержание, формы и результаты работы школы находятся под пристальным вниманием широкой общественности и самих педагогов. Изменение подходов к оценке результатов обучения потребовало от педагогического коллектива школы №11 пересмотра арсенала средств и методов обучения и воспитания.
Принципы гуманной педагогики постулируют оценивание образовательных достижений отдельного обучающегося в сопоставлении с его же личными достижениями на предыдущих этапах обучения. И здесь почти всегда педагог одерживает победу в борьбе за знания ученика. А как же иначе: вчера не знал, не умел, допускал ошибки, а сегодня решил, применил на практике, а значит, знает. Но безусловного применения в работе учителя этот подход не имел никогда. Педагогический гуманизм отступает перед «Нормами выставления оценок», так как даже безусловный прогресс (от 25, например, ошибок в письменной работе до 5) нивелируется единой оценкой — «2».
С другой стороны, в педагогическую практику вошли такие формы итогового контроля, как ЕГЭ, ГИА–9, которые по–новому расставили акценты в работе учителя: насколько конкурентоспособным окажется выпускник с теми или иными результатами (баллами) в Свидетельстве о ЕГЭ, ГИА за пределами школы.
Однако в педагогическую практику редко переносится прием ранжирования обучающихся, рейтинга их образовательных достижений. Осторожность в применении этого приема обусловлена принципом «Не навреди», но отказ от его применения создает условия для формирования неадекватной самооценки у ряда обучающихся. Попытка педагогов не замечать этой проблемы никак не способствует ее решению. Особенно наглядной глубина этой проблемы становится при стихийном «выборе» выпускниками предметов на ГИА и ЕГЭ, когда ученики безосновательно верят в свой успех, а педагоги интуитивно опасаются провала. Ведь без периодического применения форм контроля знаний, которые соответствовали бы экзаменационным контрольно–измерительным материалам, нельзя ожидать успешности выпускников.
Широкое внедрение современных форм независимой оценки знаний обучающихся, мониторингов результатов образовательных достижений должно стать системообразующим принципом в работе каждого учителя. Что же касается текущего контроля, то здесь по–прежнему превалируют диктанты, письменные или устные ответы и т.п. Почему? Среди причин следующие: до сих пор учебники придерживаются преимущественно текстового изложения материала, и соответственно предполагают текстовое же воспроизведение материала обучающимися (устное или письменное). Следовательно, на кого ложится поиск, разработка, тиражирование тестовых материалов для текущего контроля? – на учителя. Хорошо, если на помощь придут сборники тестов, предлагаемые в продаже, но чаще всего и они не отвечают ни запросам учителя с его конкретными учениками, ни требованиям государственных стандартов.
И учитель тратит время на подбор заданий, аналогичных демоверсиям мониторингов, но на последнем этапе, уже после проверки работ учеников, зачастую упускает возможность показать им, насколько они продвинулись вперед относительно самих себя и изменился ли их рейтинг по отношению к другим ученикам, сопоставимы ли их темпы развития. То есть теряется мотивационная составляющая оценки. Оценка за мониторинг становится эпитафией затраченным усилиям вместо того, чтобы быть рецептом к последующим совместным шагам ученика и педагога.
Рассмотрим преимущества тестовых форм контроля при планировании работы учителя по ликвидации пробелов. Результаты теста легко обрабатываются с помощью программы Excel, количество верных ответов на тот или иной вопрос покажет учителю, на что в первую очередь обратить внимание на последующих занятиях.
Эта методика получила широкое применение в работе учителей школы №11. В конце первого полугодия обучающимся 4–11 классов были предложены тесты по пройденному материалу по всем предметам учебного плана. Целью проведения школьного мониторинга стало выявление степени усвоения обучающимися школы основных (базовых) знаний. Материалы для мониторинга были составлены в соответствии с демоверсиями ЕГЭ и ГИА, но для 5–8 классов адаптированы к программному материалу. Главный принцип – проверяем не ЗУНы, а сформированность предметных компетенций на каждом этапе обучения. Результаты тестов обрабатывались учителями с помощью компьютера, чтобы незамедлительно наметить шаги по ликвидации пробелов.
Результаты школьного мониторинга были рассмотрены на педагогическом совете. Педагоги задумались над целым рядом проблем. Почему по большинству предметов итоговые четвертные оценки выше результатов теста? Как учить тех, кто не справляется с тестами по большинству предметов? Каковы оптимальная периодичность и объем тестов в процессе обучения?
Чтобы сделать учеников и их родителей своими союзниками в борьбе с пробелами в знаниях, принято решение ознакомить каждого с результатами тестов и средним баллом за мониторинг через специальные ведомости в дневнике, довести до сведения сроки последующего контроля, дать необходимые психолого–педагогические рекомендации.
Школьные мониторинги показали, что до 20% обучающихся на каждой параллели получили средний балл ниже 3,0. Обратив особое внимание на этих обучающихся на этапе 5–8 классов, мы попытаемся избежать «завалов» на итоговой аттестации, когда ученик, не справившийся с рядом экзаменов, рискует не получить аттестат об образовании.
Данная информация, разумеется, не становится достоянием широкой общественности. А вот результаты интеллектуальных достижений ребят в школьных олимпиадах вот уже 3 года ранжируются, составляется рейтинг «самых–самых». Существующая сегодня система перевода ответов на олимпиадные задания в проценты от всего объема работы позволяет сложить проценты за ту или иную олимпиаду и по сумме определить победителя на параллели. Рейтинги вывешиваются для всеобщего обозрения, родители одаренных ребят награждаются благодарственными письмами за воспитание детей. Эффект налицо: среди группы интеллектуальных лидеров идет негласное соревнование, залогом победы в нем становятся широта кругозора и глубина знаний по целому ряду предметов. Значительно повысился социальный статус ученика–интеллектуала среди сверстников.
Эффективным в ряде случаев является ознакомление учащихся с рейтингом по отдельным предметам, если педагог сможет настроить менее успешных учеников на повышение собственного статуса. Это уже доказательство профессионального мастерства учителя.
Для 2009–2010 учебного года новацией стало применение рейтинга успешности для обучающихся по индивидуальному учебному плану – это 65 учеников 10–х классов из различных школ Кировского района. Педагоги предполагали, что создание смешанного ученического коллектива неизбежно повлечет за собой падение качества знаний, обусловленное адаптацией к новым условиям обучения, переходом от классно–урочной системы к обучению в группах сменного состава. Здесь на помощь учителям пришла рейтинговая система оценки успешности учеников. По результатам обучения в 9 классе был составлен рейтинг средних балов аттестатов, каждый ребенок занял в нем ту или иную позицию, распределившись по 18 пунктам (средние баллы аттестатов от 4,9 до 3,1). Педагоги получили информацию о результатах предыдущего обучения, что позволило им целенаправленно воздействовать на различные группы обучающихся и избежать субъективности в оценивании десятиклассников.
По итогам I полугодия рейтинг средних баллов за полугодовые оценки сопоставлен с входным. Выявлено, что 21 ученик сумели поднять свой рейтинг от 1 до 6 пунктов. Это является показателем высокой степени адаптации к новым условиям обучения. К этой группе примыкают 7 учеников, чей рейтинг остался стабильно высоким. Таким образом, 43% учащихся успешно справляются с нагрузками третьей ступени обучения.
Однако больше половины ребят не улучшили собственные результаты или снизили свою успеваемость, в том числе по профильным предметам. Анализ результатов данного мониторинга позволил наметить шаги индивидуального психолого–педагогического сопровождения, которое лежит в основе обучения по индивидуальному учебному плану (ИУП).