Терминологизация фразеологических единиц. Снисар А.Ю. Северск школа 88 Часть 1

УДК 802.0:801.318 Анастасия Снисар
Терминологизация фразеологических единиц
Говоря о проблеме терминологии или терминоведении, как принято говорить сегодня, следует отметить, что она, а также проблема дефиниции термина, представляются одними из самых актуальных вопросов современного языкознания. В связи с развитием науки и техники, появлением все новых отраслей науки, различных ее ответвлений, терминологии и терминосистемы данных областей также стремительно развиваются и нуждаются в упорядочении, тщательном анализе и изучении.
Известно, что в связи с ростом научно–технических знаний, большое количество новых слов, появляющихся в современных языках, составляет специальная лексика, т.е. терминологические единицы. Рост числа терминов различных наук – естественных, точных, гуманитарных – обгоняет рост количества общеупотребительных слов языка; в настоящее время число терминов отдельных наук (химии, биологии) может превышать число неспециальных слов языка. При этом множество терминов проникает в общеупотребительный язык, а терминологические проблемы оказывают все большее влияние на язык в целом, поэтому изучение специальной лексики становится все более важным для развития лексической системы языка.
Понятие «термин» в науке в основном сформировалось к началу ХХ века. Исследования терминологии имеют большую историю. Современные работы в области терминологической лексики с применением принципов автоматизации и инженерно–лингвистического моделирования в ее описании (Р. Г. Пиотровский, Л. Н. Беляева, А. С. Герд, Б. Ю. Городецкий, Ю. Н. Караулов, П. Н. Денисов и др.) базируются на фундаменте, заложенном классиками русской и советской лексикографии и терминоведения (А. А. Реформатский, В. В. Виноградов, Д. С. Лотте, Л. В. Щерба и др.), а также зарубежными языковедами, обратившими внимание на проблемы терминов и специально занимавшимися терминологией (Ф. де Соссюр, Э. Бенвенист и др.).
Вопрос о сущности термина всегда был основным в терминоведении. Он обсуждался в работах Д. С. Лотте и Э. К. Дрезена. А. А. Реформатский отмечал, что «терминология – это свойство науки, техники, политики, т.е. сфер интеллектуально организованной социальной действительности… Терминология прежде всего связана с системой понятия данной науки» [Реформатский 1961:47].
Говоря о работе отечественных терминологов в период с конца 90–х годов ХХ века и по настоящее время, В. М. Лейчик отмечает период дальнейшего развития терминоведения (первый период развития отечественной терминологии – возникновение и формирование основ терминологической теории и практики, второй – выделение терминоведения в качестве самостоятельной научной дисциплины), который характеризуется появлением более 50 монографий, посвященных разработке вопросов терминологии и терминоведения.
При рассмотрении статуса термина, прежде всего, необходимо обратить внимание на его взаимоотношения с основной единицей языка– словом.
Проблема соотношения термина и слова с 50–х годов прошлого века являлась одной из наиболее важных в терминоведении. Она привлекла внимание исследователей, так как нельзя говорить о задачах терминологии, не определяя, что такое термин, а такое определение предполагает обязательное установление соотношения между термином и словом. В это же время появилось учение о словосочетании, которое говорило «о настоятельной потребности рассматривать словосочетание не как вторичную после слова единицу» [Манерко 2000: 16]. Словосочетание, в том числе и терминологическое, следовало рассматривать и с точки зрения единицы номинации и в рамках синтаксиса. По мнению В. В. Виноградова, «словосочетание, как и слово, представляют собой строительный материал, используемый в процессе речевого общения… Оно складывается из «частей речи», но реализует все многообразие своих смысловых возможностей в предложении [цит. по: Манерко 2000: 20].
Известно, что всякая терминологическая система может быть описана как с точки зрения содержания, т.е. отражения в ней современного уровня той или иной науки и практики, так и с позиции логической стройности построения системы, а также ее лингвистического оформления, так как термин непосредственно связан со словом, а терминосистемы «формируются средствами естественного общенационального языка, его общелитературной формы, главным образом» [Даниленко 1971: 72]. Итак, в рассмотрении третьего, лингвистического аспекта описания терминологии лежит компетенция языковеда.
Известно, что в 60–е годы ХХ века «в связи с интенсивным ростом научного знания в языке появляется большое количество новых терминов, поэтому явление терминологизации приковывает к себе внимание многих лингвистов. Резкий скачок в развитии терминологии приводит к тому, что в ней стали усматривать особый, быстроразвивающийся лексический строй, группу общенародной лексики, существующей в соответствии со специфическими закономерностями» [Алексеева 2003: 37–38].
Ученые по–разному определяли терминологию. Так, Р. Ю. Кобрин характеризовал совокупность терминов как «особые лексико–семантические пласты естественного языка», в которых технические или научные понятия «могут передаваться языком при помощи нескольких слов, объединенных семантически и грамматически – составных терминов…» [Кобрин 1969: 8]. Рассматривая терминологию как собственно лингвистическую дисциплину, М. Г. Бергер определял ее как «науку, пограничную между языкознанием (наукой о языке), наукой о науке (метанаукой) и всеми другими науками» [Бергер 1971: 317]. Б. Н. Головин также отмечал неразрывность терминологии и языка, характеризуя терминологию как совокупность и систему терминов, функционирующих в структуре того или иного языка [Головин 1979: 14]. Л. И. Скворцов, определяя задачи изучения и оценки взаимодействия литературного языка с профессионально–техническими сферами речи, говорит об интеллектуализации языка, соглашаясь с П. Н. Денисовым в том, что этот процесс «вызывает к жизни детерминологизацию, происходящую в сфере обиходного общения, в которое вплетаются расширительно понимаемые научно–технические термины» [Скворцов 1981: 11].
Итак, рассмотрение термина целесообразно проводить и сточки зрения соотношения его с системой терминов, и сточки зрения его места в терминологии, «ибо термин существует лишь постольку, поскольку является элементом системы» [Авербух 1985: 4]. Говоря о системности термина, Б. Ю. Городецкий и В. В. Раскин отмечали, что «отдельно взятый термин сам по себе есть фикция. Он существует лишь в системе терминов, с которыми он связан определенными отношениями» [цит. по: Щелов 2003: 21]. И, действительно, термин, прежде всего, относится ко всему классу лексических единиц, и его принадлежность к специальной лексике является вторичной, специфической чертой, а эта специфика обусловлена соотношением и, в частности, оппозицией по отношению к общеупотребительной лексике.
Одна из задач лингвиста, как указывал Г. Гийом, заключается в «рассмотрении с очень близкого расстояния и с помощью глубоких размышлений того, как образованы языковые сущности, которые в сформировавшихся и привычных для нас языках приняли форму слов» [Гийом 1992: 21].
Многие исследователи различных терминосистем и терминологий старались понять сущность терминов не только с точки зрения их образования и организации, но и ставили вопрос о различиях, существующих между терминологической и общеупотребительной лексикой. Такая разница лежит в природе языка. Термины относятся к профессиональному языку, они имеют специальное значение, которое выражает и формирует профессиональное понятие. Термины применяются в процессе познания и освоения научных и профессионально–технических объектов и отношений между ними.
Проникновению терминологических словосочетаний во фразеологическую систему английского языка и, одновременно, терминологизация фразеологизмов, представляют собой весьма интересное явление для современного языкознания. В данной статье рассматриваются вопросы терминологизации фразеологических единиц (ФЕ) в английском языке, когда фразеологизмы под влиянием определенных факторов приобретают дополнительное значение и начинают функционировать в языке в качестве сверхсловных терминов.
Действительно, как уже указывалось, терминология составляет довольно внушительный пласт любого естественного языка. Следовательно, справедлив вопрос: могут ли источниками терминов являться не только переменные словосочетания, а фразеологические единицы, обладающие такими характеристиками, как устойчивость и невыводимость значения из отдельных компонентов? И если процесс терминологизации фразеологизмов возможен, какова дальнейшая жизнь таких терминов в языке?
В статье «Термины–фразеологизмы в ряду номинативных словосочетаний терминологического характера» (2003) В. М. Лейчик не только определяет различные критерии разграничения терминов–словосочетаний, но и выдвигает весьма актуальную проблему преобразования общеупотребительных фразеологизмов в термины.
Процесс терминологизации в работе И. Б. Даниловой был определен как «одно из частных случаев изменения значений ФЕ, когда сдвиг данного значения идет от абстрактного к конкретному» [Данилова 1980: 86]; в исследовании Л. Н. Макеевой читаем: «Терминологизация – это процесс, происходящий в смысловой структуре слова, т.е. часть общей проблемы значения в русле лингвистической семантики» [Макеева 1990: 2]. Уместным будет привести и определение терминологизации, данное Л. А. Шкатовой, которая трактует данный процесс как «закрепление за наименованием специального, четко отграниченного содержания, совершающийся в сфере фиксации (закрепления в словарях, справочниках)» [Шкатова 1998: 39]. Иными словами, фразеологические единицы подвергаются такому переосмыслению, когда они порывают связь с системой фразеологии, становятся полноправными членами терминосистемы и развивают конкретные, терминологические значения, истоки которых, как правило, можно проследить в депотативном значении самих фразеологизмов.
В настоящй статье анализируется процесс перехода фразеологизмов в разряд терминологических словосочетаний в двух случаях: 1) когда терминологизации подвергается непосредственно фразеологическая единица и 2) когда в разряд терминов переходят такие ФЕ, которые были образованы от терминов и прошли этапы детерминологизации и деспециализации.
В результате анализа 33 фразеологических единиц, подвергшихся терминологизации, обнаружилось, что ФЕ могут переходить в разряд терминов следующих терминосистем:
в— экономика, финансы – give way (фраз. отступиться, дать волю; терм. понизиться в цене); act of God (фраз. стихийное бедствие, неподвластное человеку; терм. стихийное бедствие (во фрахтовых контрактах и страховых полисах)); be in free fall (фраз. находиться в свободном падении; терм. быстро, стремительно падать (о ценах, курсе акций)); fallen angel (фраз. падший ангел, злой дух, дьявол, или падший ангел (о женщине); терм. высокодоходная облигация, потерявшая свой рейтинг, или компания, рейтинг которой понизился);
в— политика – appeal to Ceasar (фраз. обратиться к высшей власти, к авторитету; терм. обратиться с призывом к избирателям на выборах); fishing expedition (фраз. стремление получить сведения; терм. сбор компрометирующих материалов); favourite son (фраз. любимый сын страны (Дж. Вашингтон); терм. популярный политический деятель, выдвигаемый в президенты);
в— спорт – fair go, a (фраз. истинный успех; терм. честный бой в боксе с соблюдением правил); wooden spoon (фраз. набравший наименьшее количество очков по математике в Кембридже; терм. последнее место в состязании);
в— военная терминология – Black Maria (фраз. тюремная карета; терм. немецкий дымовой снаряд (в Первую мировую войну); hot corner (фраз.