"Особое мнение": отведём четыре удара? Олег Смолин и председатель Совета директоров школ России Яков Турбовской

23.10.2008 14:32 «Особое мнение»: отведём четыре удара?
Гости программы с Игорем Гмызой – депутат Госдумы РФ Олег Смолин и председатель Совета директоров школ России Яков Турбовской. Тема: «Почему директора школ против ЕГЭ»
Аудио

Зм. председателя Комитета ГД по образованию и науке Олег Николаевич Смолин
Аудио
23.10.2008 14:32 МСК «Особое мнение» О. Смолина и Я. Турбовского

У микрофона – ведущий Игорь Гмыза.

В студии «Радио России» сразу два гостя: депутат Госдумы РФ Олег Николаевич Смолин и председатель Совета директоров школ России Яков Семёнович Турбовской. Разговор снова будет посвящён ЕГЭ, потому что на днях появилось обращение к образовательному сообществу с призывом выступить против введения единого государственного экзамена.

Гости программы стали одними из первых, подписавших это обращение к образовательному сообществу и, как заметил О. Смолин, даже его сочинивших.

- Почему обращение называется «Отведём четыре удара»?
Отвечая на вопрос, депутат Госдумы Олег Смолин для начала расставил точки над “i”. Лозунг акции протеста, которая прошла 23 октября в Новопушкинском сквере, звучит: «Долой ЕГЭ! Даёшь образование!» Но это лозунг митинга, а более точно позиция инициаторов нынешнего обращения по отношению к единому государственному экзамену звучит примерно так: «Требуем от Государственной Думы РФ принять подготовленный законопроект о добровольности ЕГЭ». С его принятием будут сохранены пусть некоторые, небольшие, кому–то видящиеся плюсы ЕГЭ, но при этом ликвидированы его отрицательные стороны. То есть, данный законопроект своего рода компромисс по проблеме.
Что касается трёх других ударов, О. Смолин напомнил, что (первое) в следующем году впервые за 18 лет его работы в парламенте в регионы России из федерального бюджета не будет выделено ни рубля на повышение заработной платы педагогов, работников культуры, социальных и медицинских работников, то есть тех, кто создаёт человеческий потенциал. Что удивительно.
Получается, что на поддержку бизнеса и банков будет выделено 4 трлн рублей, о чем заявил совсем недавно глава Счётной палаты Сергей Степашин, а на поддержку интеллигенции дополнительно не выделяется ни рубля.
Второе. В следующем году вступает в силу в полном объёме закон о двухуровневом высшем образовании или о принудительной бакалавризации всей страны, согласно которому большинство студентов будут учиться на год меньше и, соответственно, получат менее качественное образование. Сторонники обращения требуют, чтобы подобные вещи осуществлялись также на добровольной, а не принудительной основе.

И третье. В июле министр образования и науки Андрей Фурсенко заявил, что сегодня в России насчитывается около 1000 вузов, а на самом деле остаться из них должны всего 150–200. То есть, он предложил сократить количество вузов в 5–7 раз. Для сравнения Олег Смолин вспомнил о предложении Е. Гайдара, который в 90–х годах предлагал сократить количество вузов в стране вдвое. По сути, Андрей Александрович Фурсенко оказался намного круче Егора Тимуровича. И хотя при Е. Гайдаре вузов было меньше, но не в 5–7 раз. Их тогда насчитывалось 600 с небольшим.
– В интервью, которое напечатано в последнем номере журнала «Итоги», А. Фурсенко приводит цифру, что сейчас в России существуют 3000 вузов с филиалами, и высказывает мнение, что необходимо оставить 1000 с филиалами.
О. Смолин выразил радость, что А. А. Фурсенко скорректировал свою позицию примерно в два раза. Может быть, это связано и с тем, что депутат Госдумы РФ направил министру запрос, озаглавленный с использованием цитаты президента Дм. Медведева, – «Не надо кошмарить образование».
Председатель Совета директоров школ России, заслуженный учитель России Яков Семёнович Турбовской– Четыре с половиной года тому назад, в конце мая 2004 года, группа российских академиков, преподавателей вузов, директоров и учителей школ подписали открытое письмо тогдашнему президенту В. Путину, которое называлось «Нет разрушительным экспериментам в образовании». Тогда его подписали 420 человек. Среди них членов Академии наук было 86, профессоров – 253 человека. Насколько можно судить, что под нынешним обращением, подготовленным гостями в студии, такого количества подписей пока нет. Может быть, многие уже устали бороться против ЕГЭ?
Как заметил Я. Турбовской, готовясь к сегодняшней передаче, он стал сомневаться в названии обращения «Четыре удара». Удары ли это? Ведь удары – это то, что каким–то образом ощущается, воспринимается и приводит к какому–то результату. На самом деле столько лет уже продолжается война с голиафом по имени ЕГЭ, но толка никакого. Все это оставляет авторов обращения в недоумении и рождает ряд вопросов. Почему, если против ЕГЭ восстают учителя, ученики, родители, целые города присылают письма, за которыми стоят тысячи людей, это не принимается во внимание? Почему ни один довод тех, кто выступает против ЕГЭ, не опровергается? Он как бы признаётся, но умалчивается, отодвигается в сторону, начинаются разговоры о другом, что кто–то с Камчатки сможет приехать в Москву и поступить. Но почему–то самые главные вопросы введения ЕГЭ не обсуждаются, по ним не проводятся дискуссии, ни одной публичной встречи директоров и педагогической общественности с представителями министерства не было. Невозможно понять, чем руководствуются люди, которые стремятся ЕГЭ навязать.
Можно допустить, что ЕГЭ – замечательный экзамен и дети его начнут сдавать везде. Тогда получается, что эти дети – олицетворение качества образования. И даже если они будут получать на ЕГЭ по 80 или 100 баллов, то разве можно сказать, что в ходе экзамена были оценены их умение мыслить, доказывать, быть развитым, быть патриотом своей страны, быть нравственным. В ЕГЭ подобные оценки исключаются по определению.
По существу, экзамены по нравственности и раньше не проводились, но школа учитывала всё, она была представителем государства и общества и обязательно должна была обеспечивать не только знания, но и формирование личности. Сейчас это будет исключено. Не очень понятно, чего хотят эти люди, какая мотивация лежит в основе того, что они так воюют за ЕГЭ. Если бы что–то было ясно, то появилась хоть какая–то аргументация для разговора с директорами, учителями, родителями.
Что получается? Все говорят, что ЕГЭ а) даёт объективность оценки знаний, а учителя не дают.
Но, если признать, что это правда, тогда надо во всей школе что–то менять, а не на выходе устраивать ЕГЭ. Но на самом деле получается, что это неправда. Выпускники 2008 года сдали ЕГЭ, получили двойки, ими было подано огромное количество апелляций, и почти все они были удовлетворены. Вывод: ни объективности, ни качества, ни адекватности содержанию, ни формирующего потенциала в ЕГЭ не заложено. Идёт элементарное натаскивание на сдачу ЕГЭ. Там, где учащиеся могли, они решали, а где нет, догадывались.
Качество КИМов б) никуда не годится. В них смысла нет.
Но самое главное другое. В стране в) кризис, и такие деньги тратятся на весь этот ужас. Поймет ли когда–нибудь наше общество, что это преступление перед школой и будущим? Сумеет ли руководители различных рангов задуматься, почему столько людей выступает против ЕГЭ? Какие мотивы движут ими? Ведь в их действиях нет ни корысти, ни себялюбия, ни амбиций, а только обеспокоенность о судьбах отечественного образования. И когда народ говорит «нет» ЕГЭ, то этим выражает своё отношение к данному нововведению…
Окончание беседы слушайте в аудиозаписи программы. http://www.radiorus.ru/issue.html?iid=195852&rid=346